ЧАЙГОРОД
на главнуюпоиск

версия для печати  

Китай и христианство.
КИТАЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ (подробнее - см. ссылку)

- Есть ли в Китае православные общины?

о. Дионисий: В Китае пять православных храмов, но нет ни одного священнослужителя. Храмы есть в Синьцзян-Уйгурском районе, во Внутренней Монголии и в Харбине. Больше всего православных живет во Внутренней Монголии. Это потомки русских, смешанное русско-китайское население(около 8 тысяч человек). Так же, как и в Синьцзян-Уйгурском районе (около 3000 человек), священника там нет уже около 40 лет. Все эти люди помнят только одно - что они православные по крещению. Например, христиане во Внутренней Монголии добились разрешения властей на строительство православного храма.

В Харбине около 200 китайцев православных. Батюшка, китаец по национальности, умер в прошлом году. Я езжу в основном в Пекин, где служу на территории посольства для тех православных иностранцев, которые работают в Китае.

- Я слышал, что Вы, отец Петр, и Вы, отец Дионисий, собираетесь открыть в Москве китайский приход?

о. Петр: Была мысль, что в одном из храмов можно будет служить по-китайски и китайцы будут туда приходить. Но потом решили, что это преждевременно. Ведь у китайцев здесь нет православной общины. Не в пустом же храме служить. Должна быть проведена соответствующая миссионерская работа. У нас есть огромный корпус текстов, которые перевели наши миссионеры в начале XX века: Евангелие, Часослов, Требник, Служебник... Служба Пасхи, двунадесятые праздники. К сожалению, это все написано таким языком, который непонятен и недоступен современным китайцам. К ним обращаться с этими текстами совершенно бесполезно.

- Почему? Этот язык для них так же непонятен, как церковно-старославянский для русских?

о. Петр: Я бы не стал проводить такой параллели, потому что в отличие от нас китайцы древний язык все-таки учат в школе. Но одно дело учить в школе, а другое - повседневно пользоваться языком. Нужно, чтобы был какой-то миссионерский корпус текстов. А имеющиеся тексты желательно отредактировать. Кто-то должен эту работу вести. Мы попытались отредактировать краткий молитвенник, главные молитвы утренние, вечерние. Его уже напечатали в Хабаровске и в Благовещенске тысячным тиражом. Но это, конечно, очень мало. При том, что китайцев множество и кто-то должен с ними работать, мы оказываемся в очень сложном положении. У нас русское невоцерковленное общество, дикое, безбожное, а мы бросаемся к китайцам. Хотя, с другой стороны, в этом, может быть, есть некое духовное дальнозрение, ведь говорил же о китайцах преподобный Серафим Вырицкий: "Народ трудолюбивый, дойдет до самого Урала". Потом, правда, его остановят, но до Урала дойдет. По всему видно - дойдет и никакие пушки его не сдержат. Потому что это мирное нашествие будет, не то, что война. Зачем война, когда люди сами не хотят жить на своей земле, и она брошена, народ оттуда бежит, и детей не рожают. Просто не будет рабочей силы, и нужно будет китайцев приглашать, чтобы они там работали. Их уже сейчас приглашают, они и землю копают, очень дешево. Работают хорошо, трудолюбиво. Не потому что они какие-то агенты или шпионы, или у них какие-то тайные цели, которые им ставит китайское правительство. Они просто очень плохо жили в Китае и привыкли усердно трудиться, а многие русские уже от этого отвыкли.

- Они адаптированы к нашему климату?

о. Петр: А какой у нас климат? На севере Манчжурии разве другой климат? Там высокие люди живут, под два метра, пьют водку крепостью 70 градусов, ходят на морозе с непокрытой головой в резиновых тапочках. У них крепкое здоровье, им все нипочем.

- Можно ли организовать православный приход на территории Китая, где бы на первых порах служили русские священники?

о. Дионисий: Это очень непростая проблема. Дело в том, что по китайским законам иностранные священники не могут служить в Китае постоянно. А если найдется русский священник, желающий принять китайское гражданство с целью проповеди Евангелия - Китай не предоставит гражданства по религиозным мотивам.

- Но почему?

о. Дионисий: Ну, во-первых, это не укладывается в каноны коммунистической идеологии. А во-вторых, Китай не хочет никакого усиления российских позиций в стране. А укрепление Православной Церкви безусловно ассоциируется с укреплением российских позиций, что на мой взгляд ошибочно.


РЕЛИГИОЗНАЯ ПАЛИТРА

- На что ориентирована душа рядового китайца, кому он молится, верит ли в бессмертие души?

о. Дионисий: У нас принято считать, что китайцы в основном буддисты. Это не совсем так. И буддизм, и даосизм - лишь небольшой кусочек из религиозной палитры Китая. Много столетий традиционными остаются разные народные синкретические верования, в которых причудливо перемешаны элементы даосизма и буддизма. Что касается конфуцианства, то это была религиозно-философско-этическая система образованного чиновничества, от которой простые люди достаточно далеки.

Сегодня китайский народ устал верить в коммунизм, давно пресытившись идеями Мао Цзэдуна. И если простой китаец начинает более-менее откровенно говорить с тобой, то можно услышать разговоры, подобные тем, что велись на наших кухнях в 70-е годы. Ведь душа человека ищет чего-то поглубже, чем идеи коммунизма. Ничто в мире душу человека, конечно, не может наполнить, кроме Божьей благодати.

Можно сказать, что сегодняшний Китай - страна стихийной, неосознанной религиозности. Что приводит к распространению сотен сект на буддисткой основе. Последняя из них- "Фалуньгун", основателем которой является некто Ли Хунчжи. За какие-то 7-8 лет число ее адептов превысило число членов компартии. Причем некоторые коммунисты также входят в эту секту.

В настоящий момент "Фалуньгун" объявлена вне закона, а ее основатель эмигрировал в США. И наставляет оттуда своих учеников используя аудио- и видеокассеты. "Учение" секты основано на практике дыхательной гимнастики "цигун", а в "духовной" части - очень простые положения из буддизма, приправленные даосизмом. Для многих рядовых китайцев эта секта предоставляет возможность ухода от однообразия опостылевшей, очень тяжелой материально жизни (хотя есть и сказочно богатые китайцы). Ведь духовно им ничего не могут предположить. И, к сожалению, такая простая вещь, как "Фалуньгун", душевно вредная , завладела умами и сердцами многих китайцев.

о. Петр: С другой стороны, для самого Китая лучше, чтобы нынешний "статус кво" сохранялся. Если рухнет коммунистический режим, то только хуже будет. Они наблюдали за советской ситуацией и понимают, что Китай - это огромная масса нищего населения, которое подвержено многообразным воздействиям. Если начнутся беспорядки, то эти массы начнут передвигаться по территории страны, начнут все громить, грабить... Поэтому начальство решило, что лучше пусть сверху остается марксизм, идеи Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина, а мы между собой потихоньку все поделим. Так и есть. Все руководство коммунистическое имеет детей-банкиров в Америке, в Европе. Все они очень состоятельные люди. Трансформация свершилась, но фасад сохраняется.

Другое дело, что это до бесконечности продолжаться не может. Я не преподобный, предсказаний никаких делать не могу. Надо только молиться, чтобы там ничего страшного не произошло. Потому что Россия станет первой жертвой. Поэтому армия - главный фактор стабильности в Китае. И китайцы сейчас страшно увеличили военный бюджет для модернизации армии, будут власть держать силой штыка.

- А как там с католичеством?

о. Дионисий: В Китае две католические церкви. Одна зависит от властей, другая подчиняется Ватикану (и преследуется властями).

- Но почему компартия допускает существование в стране чуждой коммунизму идеологии?

о. Дионисий: Католиков в стране 3-3,5 миллиона, и их нельзя игнорировать. С другой стороны, как теперь заявляют китайские вожди, "если религиозное течение помогает построению социализма, то оно полезно".

- Есть ли в Китае протестанты, баптисты, иеговисты?

о. Дионисий: Западных сект нет. Есть разновидность китайского протестантизма, кстати, число его последователей постоянно растет. Особенно в свободных экономических зонах Приморья, где протестантизм воспринимается молодежью как некий атрибут принадлежности к западному образу жизни.

о. Петр: Зато на Тайване, в Гонконге и, наверное, в Южной Корее и в Америке работает бесчисленное множество радиостанций, которые вещают на китайском языке. Я имею в виду баптистов, адвентистов, пятидесятников и всех видов евангеликов. Издательств без счета, книги издаются невероятными тиражами. Легально или нелегально, но это все попадает в Китай. Хотя по закону гонконцу или тайваньцу нельзя, как и иностранцу, заниматься проповедью на территории Китая. Но лицо есть лицо, переоделись и пошли. И уже граница не на замке, и таможня не такая. Кроме того, есть Интернет. А китайский христианский Интернет огромный, там есть и тексты, и проповеди, и учебники, и ответы на вопросы... Все что угодно. Любой китаец, который тянется к Богу, может все это посмотреть и найти.



 - Чайгород


Карта сайта