ЧАЙГОРОД
на главнуюпоиск

версия для печати  

Романтика чайного дела - старые записки по свежим следам.

Роматника чайного дела.

В июне 2004 года я съездил на несколько недель в Китай, чтобы
повидаться со своими друзьями - потомственными китайскими чаеводами.

В провинции Юньнань мой друг Ли Чжао повез меня на ту самую плантацию,
где выращивают и производят чай "Юньнань Маофэн", который уже
несколько лет поставляется для компании "Чайгород".

Это живописное место в волости Эшань уезда Юйси провинции Юньнань в двух сотнях
километров от провинциального центра Куньмина. Высоко в горах, на
высоте более 2000 метров над уровнем моря с четырех сторон окруженная
заповеным лесом расположена небольшая чайная плантация и опытная
чайная фабрика, которая называется Эшаньхоу.

Там мы остановились с ночевкой. Рано утром, часов в 6, Ли Чжао разбудил меня и пригласил
посмотреть, как будут делать чай "Юньнань Маофэн" - именно тот,
который будет отгружен в "Чайгород" через неделю.

Когда мы пришли на склон горы, там уже работали сборщицы. Это были и молодые
стеснительные китаянки, и многоопытные бабули, которые собирали чай
особенно ловко. У них сегодня была высокооплачиваемая и трудная
работа: им дали задание срывать только почку и первый листик для
нашего чая. Они пальцами отщипывали нежные, светло-зеленые чайные флэши, резко
отличающиеся по цвету от темно-зеленой глянцевой зелени зрелых
листьев. Тут же ходил пожилой приемщик с весами, принмал у них
накопившийся чай, оценивал качество сбора, отбрасывал случайно
попадающиеся грубые листики, взвешивал и собирал в большую корзину
свежесобранный чайный лист.

К 10 часам утра самые опытные сборщицы собрали по полтора-два килограмма листа, я же, поработав полчаса,
сумел набрать только пригоршню листьев.


Потом меня повели в цех ручной переработки.
Там в ряд стояли небольшие глинобитные печки с вмазанными в них
полукруглыми сковородами. Два китайца лет пятидесяти вручную делали
чай. Им помогали два ученика лет 20-25.

Старые мастера выкладывали свежесобранный чайный лист на большие круглые плетенки, и руками
разминали лист, как будто месили тесто. Когда чайный лист
действительно становился похож на кусок круто замешанного теста
зеленого цвета, каждую такую порцию "теста" помещали в сковороду, под
которой помощник к тому времени разводил огонь из тонких сухих
деревяшек и мастер приступал к обжарке и сущке чая.

Голой рукой и специальной плетеной лопаткой он непрерывно помешивал и подбрасывал
чайные листочки, прижимая их к нагретой поверхности сковороды и какбы
прокатывая по ней. Сначала листики были бесформенными и влажными, но
очень скоро они стали меньше, легче, пущистее, превратились в цепкие
воздушные завитки, внешне совсем похожие на чай "Юньнань Маофэн". А
какой в воздухе появился аромат! Определяя на ощупь температуру
сковороды, мастер время от времени посил помощника добавить огня.


Примерно через полчаса непрерывнного помешивания, мастер ловким
движением выгреб горячий чай из сковороды на сухую круглую плетенку, и
отставил ее в сторону остывать и дозревать, а сам, передохнув всего
несколько минут, принялся месить следующую порцию "чайного теста"...


Всего за такую трудоемкую процедуру из примерно 1 килограмма чайного
листа получилось 200-250 грамм готового чая. Когда чай остыл на
плетенках, подмастерья ссыпали его в большие картонные короба,
выстланные пластиковыми пакетами. Потом чай в коробах взвесили на
весах и упаковали, поставив маркировку: "Покупатель  "Чайгород".

Необычное чаепитие.

Потом меня пригласили на обед. Стоял жаркий, солнечный день, и мне
показали, как пьют свой любимый чай мастера с плантации Эшаньхоу.
В маленькую чашку с крышкой (гайвань, ёмкостью 100-150 мл.) мой
экскурсовод насыпал примено до ее половины пушистый
свежеприготовленный чай "Юньнань Маофэн" и к моему удивлению залил его
холодной водой из графина, стоявшего на столе. Я потрогал графин -
вода в нем была комнатной температуры. Настояв чай минуты три, его
перелили в маленькие чашечки по 20-30 милилитров, и снова залили
холодной водой, а мне предложили попробовать сам напиток.

Это было что-то удивительное! Настой получился очень светлый и очень ароматный,
терпкий, нежный, совершенно без горечи. Ясно было, что это зеленый
чай, но основные тона аромата были скорее цветочные, прохладные,
необычайно приятные.Я глотнул из маленькой чашечки - и ощутил тонкий
букет, не хуже, чем у замечательного испанского полусладкого вина.
Разве можно сравнить этот напиток со сладкой подкрашенной водой из
бутылок с Ice Tea!

После этого чай доливали холодной водой еще 4 или 5 раз, и даже тогда у него сохранялся нежный аромат и легкая терпкость.


Мне рассказали, что таким образом можно пить только местный зеленый
чай особой обработки. За счет благоприятных природных условий этой
платнации в нежных чайных листиках накапливается такая концентрация
аминокислот и танина, что даже при холодном заваривании они дают
выраженный вкус и аромат, причем совершенно не искажаются повторным
нагреванием. Чай из других мест, заваренный таким образом, получится
или слишком слабым и невыразительным, или слишком грубым. Не даром
родиной чайного растения считается Юньнань.

Константин Мяздриков



 - Чайгород


Карта сайта